История одной стрижки

5 219

История одной стрижки

Декабрь, предпоследний день уходящего 2021. Серое низкое небо, мелкая морось сыплет будто из решета. Температура воздуха градусов восемь или девять. Обычная зима в нашем гольфстримовском климате на западе Германии.

Я вышла из машины и иду быстрым шагом через площадь, стараясь быть пунктуальной. Я спешу по давно знакомому маршруту, в салон-парикмахерскую, на встречу с моим Мастером.

Мне грустно, но я бодрюсь, стараясь не показывать своё настроение.

Я перехожу площадь и иду в направлении к знакомым дверям. Мой Мастер, он же владелец салона, приветствует меня как обычно, на входе. Его зовут Volker Schmidt-Meier и мы знакомы целую вечность.

Мы давно не встречались и рады видеть друг друга. Он встречает меня, как всегда, с доброжелательной улыбкой, но видно, что серьёзен и по-деловому собран. Сегодня знаменательный и грустный день — последний день работы его парикмахерской. Самый последний день.

На его, лице в обрамлении бородки, которую элегантно подсвечивает, пробивающаяся седина, выражение спокойной уверенности. Его карие глаза отражают состояние души и важность сегодняшнего дня. Тёмно-русые волосы с проблесками седины, аккуратно подстрижены, длинная чёлка стильно уложена назад, открывая лоб.

Ему за пятьдесят, но выглядит он намного моложе. Фигура спортивного мужчины, не чурающегося фитнес-залов и большого любителя езды на велосипеде, моложава и стройна. Он модно одет. Последние годы Фолькер носит очки, которые гармонично дополняют его образ.

Парикмахер должен быть модным, стильным, красиво одетым и располагать к себе клиента. Профессия обязывает. Иначе человек не сможет довериться ему.

— Привет, Мария! Рад тебя видеть, ты сегодня, на удивление, пунктуальна.- говорит Фолькер, улыбаясь, и заключает меня в дружеские объятия.

Здесь мне нужно честно признаться, что пунктуальность — не моя сильная сторона. Одобрительная реплика от Фолькера — большой комплимент для меня, звучащий по-доброму и с юмором. Сколько раз за годы нашего знакомства я опаздывала, задерживалась по тем или иным причинам, приезжала чуть позже и он бурчал и был недоволен и раздражен.

Немецкая пунктуальность — важное качество, которым я, к моему большому сожалению, так и не смогла овладеть в полной мере. На эту тему у нас родилось немало шуток, приколов, добрых замечаний и моих искренних извинений.

Он усаживает меня в кресло, включает тёплую воду, я кладу голову на мойку и начинаю медитировать. Он, стоя сзади, моет мне голову, втирая душистый шампунь и одновременно массируя её круговыми движениями пальцев. И мы начинаем наше общение.

Только он умеет делать мыть мою голову так, что я начинаю расслабляться и просто наслаждаюсь мгновением.

Мы оба знаем, что всё, что происходит сейчас, в этот момент, происходит в последний раз. Нам так о многом хочется поговорить, но на это просто нет времени.

— Мария, как мы сегодня тебя стрижём, какие  пожелания? — спросил Фолькер, как всегда, когда я сидела растрепанная, уже с вымытой головой, перед зеркалом.

Спросил, скорее по привычки из вежливости, чем от необходимости действительно узнать, как меня стричь.

Это ему давно известно. Он знает, как мне нравится, что я хочу и какая стрижка мне лучше всего подходит, как лежат мои волосы и как нужно с ними работать, чтобы добиться наилучшего результата.

— Как всегда! — отвечаю я, — чтобы было красиво и мне нравилось, ты же знаешь, — улыбаюсь я в ответ.

— Хорошо, я понял. Тебе угодить не просто, но я постараюсь. Не беспокойся, я знаю, как и что ты хочешь,- спокойно и с уверенностью отвечает он мне.

В этот момент я расслабляюсь и успокаиваюсь. Можно ни о чём не беспокоиться и вести приятную дружескую беседу, наблюдая за быстрыми и умелыми движениями его красивых мускулистых рук.

А он, будто фокусник в цирке, ловко жонглирует в воздухе своими инструментами: ножницами различных видов и форм, расческами, щетками, бритвами и машинками, а также другими волшебными палочками, создавая произведение парикмахерского искусства — мою стрижку.

Я смотрю в зеркало, внимательно следя за своим преображением, ловлю каждое отработанное движение его ловких рук, волшебным образом превращающих мою густую отросшую шевелюру, в красивую и элегантную стрижку.

Я стараюсь запомнить эти мгновения навсегда. Хотя наблюдала за этим таинством бесчисленное количество раз за долгие годы знакомства с Фолькером, и я не думала, что когда-то может наступить наш последний раз.

Мы познакомились давно, очень давно, в декабре 1994. Это был мой первый декабрь в Германии.

Я, молодая девушка, недавно приехавшая в страну и только что стартовавшая в новой жизни. И в этой моей жизни, так же как и раньше, мне хотелось классно выглядеть, быть стильной и носить модные прически.

Я любила и люблю до сих пор, красивые короткие стрижки. Они мне идут. Мне удобно комфортно и стильно с ними.

В родном городе у меня были лучшие Мастера, которые делали мне невероятные стрижки. Благо на моих волосах, можно было вытворять все парикмахерские фантазии мира. Именно поэтому, мой мастер тогда, просил меня помочь ему и принять участие, как его модель, в конкурсах парикмахерского искусства.

Молодость, симпатичная внешность, плюс шикарные густые послушные волосы, доставшиеся мне при рождении, давали свободу творчества и экспериментов.

Я знала толк и понимала в парикмахерском деле, и тем труднее мне было найти подходящего мастера на новом месте.

Искусство, качественно исполненной красивой и стильной короткой стрижки, доступно далеко не всем.

Живя в России, я стриглась у лучших мастеров в родном городе и привыкла к высокому уровню исполнения. И конечно, мне хотелось найти хорошего мастера на новом месте. Я понимала, что это будет сложновыполнимым желанием.

Знакомые немцы привели меня в салон, расположенный на пешеходной улице в центре города. Молодой парень, брюнет, спортивного телосложения с доброй улыбкой на симпатичном лице встретил меня у входа и пригласил пройти в зал и усадил в кресло.

Как стало известно позже, это был салон отца Фолькера, перешедший к нему по наследству. Он был на тот момент времени молодым мастером, в начале своего тридцатилетнего профессионального пути.

Объяснить, как меня нужно подстричь, что именно мне бы хотелось увидеть на моей голове, без знания немецкого языка, было совсем не просто.

Но как-то, с заранее подготовленными предложениями и просто на пальцах, мне удалось озвучить свои представления о желаемой стрижке.

Фолькер был доброжелателен и терпелив со мной. Хотя по молодости лет и при отсутствии опыта, мастерства было недостаточно, но он неплохо постриг меня тогда. Мы познакомились и хорошо поняли друг друга.

С этого момента началась история человеческих отношений его и моя, как мастера и клиента, длиной в двадцать семь лет. Чего только не происходило в его жизни и в моей за эти годы.

Рождение его детей, позже моих. Знаменательное событие в жизни — моя свадьба. Он просил показать фотографии и познакомить с моим мужем. В дальнейшем, мы обсуждали наши отпуска и путешествия, делились эмоциями от увиденного и пережитого.

У нас обоих был период поиска и приобретение недвижимости, в его семье и в моей. Мы эмоционально и заинтересованно, со знанием дела, делились опытом, обсуждали планы ремонтов и благоустройства наших жилищ, в последствии приобретения четвероногих членов семьи — собаченций наших любимых.

Были годы рождения моих детей — поворотный момент в моей семье.

Фолькер — папа двух дочерей, к тому времени, делился со мной опытом. Наши дети росли, мы взрослели, происходило много изменений вокруг, мир менялся.

Происходили события, которых никогда ранее нам не доводилось переживать. Одно оставалось неизменным — наши традиционные периодические встречи. Когда я приезжала к нему в салон, садилась в кресло перед зеркалом, могла расслабиться и просто поболтать с моим Мастером, одновременно, получая обновление причёски и душевное тепло.

Были и казусные ситуации, и смешные эпизоды, и моменты моего недовольства результатом его работы, и взаимное недопонимание. Всякое случалось.

— Фолькер, посмотри, пожалуйста, вот здесь не ровно, а там слишком длинно ты оставил. Убери, пожалуйста, сверху гущину и за ушами. Ой, ты увлекся и срезал слишком много, или наоборот, слишком мало.- Я была придирчива и излишне дотошна иногда, наверное. Иначе я не могла.

— Окей, я понял тебя, сделаю как ты хочешь, — терпеливо и доброжелательно говорил он мне, или объяснял причины, по которым моя идея была сложно выполнима.

Фолькер улыбался и шутил иногда: «Ты моя требовательная стервозная клиентка”.

Слово “Стервозная” в данном контексте, употреблялось, конечно же, в ироничном, добром смысле. Мы оба смеялись и подшучивали друг над другом, не обижаясь.

Или мое коронное:

— Фолькер, я хочу что-то новенькое. У меня есть идея. Мне хочется изменить мою причёску, сделать новую форму.

— Ну как же без новых идей! У тебя всегда есть идеи. Хорошо Мария, слушаю тебя, выкладывай — терпеливо отвечал мне мой Мастер.

— Мария, смотри, я приобрёл специально для твоих густых волос новые ножницы. Они качественные, острые и очень дорогие,- с гордостью сообщает мне Фолькер.

— Я очень рада, надеюсь, этими ножницами ты будешь стричь меня ещё лучше, — подкалываю его я.

Или такой наш диалог после очередной встречи:

— Мария, посмотри какое количество волос я с тебя состриг, — говорит мне Фолькер, сметая приличных размеров горку моей только что состриженной шевелюры, — обычно, такое количество волос получается с голов пяти клиентов.

— Я же не обычный твой клиент, — с улыбкой парирую я.

— Да, это точно! Ты очень особенный мой клиент, — отвечает Фолькер и мы вместе смеёмся.

Иногда мне нравились его стрижки больше, иногда меньше.

Я просила повторить особо удавшийся и понравившийся мне вариант, но он объяснял, что повтор невозможен, что это ручная работа и индивидуальное творчество, зависящее от настроения мастера, от того, с какой ноги встал или просто, от того“ как рука сегодня возьмёт”, как любил повторять Фолькер. И поэтому каждый раз получается иначе, немного по-другому. Свободный творческий процесс.

Были времена, когда я уходила от него в поисках другого парикмахера. Но спустя какое-то время, возвращалась с облегчением обратно, будто корабль после долгого плавания, возвращающийся в родную гавань. Никакой другой мастер за эти годы, так и не смог найти ко мне подход лучше, чем Фолькер.

Периодически мне надоедало и не нравилось, как он меня стриг. Я расстраивалась и обижалась. Несколько раз даже звонила ему через несколько дней после стрижки и выражала свое недовольство, жалуясь, что волосы не лежат так, как мне нужно и меня это раздражает.

Фолькер спокойно выслушивал и приглашал приехать к нему. Он исправлял недостатки своей работы, принимал во внимание все мои претензии.

И я уходила от него довольная, с хорошим настроением и новой красивой стрижкой.

Причёска для человека очень важна, особенно для женщины. Она определяет и хорошее настроение и качество отношения к себе.

Он прекрасно стриг моего мужа, я конечно же привела его к моему Мастеру. С годами у него стриглись и мои дети.

Дети росли, старшая дочь Фолькера пошла по стопам отца, чтобы перенять семейное дело. Она работала вместе с ним и стала хорошим мастером. Мои мальчики с удовольствием стриглись у Алины. Фолькер назвал старшую дочь прекрасным русским именем Алина. Несколько раз, в отсутствии отца, я стриглась у неё.

И вот наша последняя совместная стрижка. В это невозможно поверить и я стараюсь не заплакать. Фолькер колдует над моей головой в последний раз и мы вспоминаем момент нашей встречи двадцать семь лет назад. Большой отрезок времени длиною в жизнь.

— А помнишь, как я пришла к тебе в первый раз? — спрашиваю я его.

Естественно, он не помнит этот момент. Для него тогда я была одна из многочисленных клиентов. Он запомнил меня позже.

— Зато я хорошо помню тот день, мой самый первый визит в твою парикмахерскую. Ты был молод, красив, но стричь хорошо, ты не умел тогда, это точно. — говорю я, улыбаясь.

Фолькер смеётся и отвечает мне шутя:

— Мне понадобились годы, чтобы научиться тебя стричь, чтобы угодить тебе, Мария, и я счастлив, что это произошло! — Мы вместе смеемся, понимая, что это последние совместные минуты, когда я сижу в его кресле, а он колдует надо мной. Мы просто наслаждаемся моментом.

Фолькер ушёл из профессии навсегда. После тридцати лет в парикмахерском бизнесе, он решил резко изменить свою жизнь. 

Триггером этому решению послужило много обстоятельств. Начиная с банального непродления договора на аренду помещения в самом центре пешеходной зоны нашего города и финансовых трудностей, наступивших в связи с коварной напастью сегодняшнего времени — не сдающим свои позиции коронавирусом. И как следствие: снижение заработков, потеря клиентов и другие причины. 

Конечно, можно найти другое подходящее помещение в центре для парикмахерского салона. Но он решил иначе. У Фолькера были на то свои причины, долгие размышления, анализ ситуации и принятие непростого решения.

Я не успела его расспросить обо всём. У нас было слишком мало времени в день нашей последней встречи, а у него много дел. Он успел лишь немного поделиться своими планами на дальнейшую жизнь, рассказать о совершенно новом ее этапе и тем, чем он будет заниматься в дальнейшем.

Я искренне порадовалась за него. От души пожелала удачи. Мы договорились не теряться и быть на связи, обменявшись номерами телефонов. Я попросила его сфотографироваться на память, мы обнялись, пожелали друг другу здоровья и удачи на будущее и я, с разрывающими меня изнутри слезами, но с красивой и стильной стрижкой в исполнении Фолькера, в последний раз вышла из дверей его парикмахерской.

Прощай Фолькер — мой Мастер и друг. Прощай большой этап моей жизни, прощай молодость с ее страстями и трудностями, радостями и печалями, подъемами и спадами, которые мы переживали с тобой параллельно, по-доброму и искренне делясь друг с другом эмоциями, во время наших встреч и твоей работы.

Когда я приезжала к тебе, часто опаздывая, уставшая и перевозбужденная после пробок на автобане, вырвавшись ненадолго из водоворота моей бурлящей жизни, со своей львиной отросшей гривой на голове.

А через некоторое время я выходила от тебя обновлённая, немного отдохнувшая и успокоенная, красивая и счастливая, с тёплым чувством на душе. Зная, что скоро вернусь сюда вновь. В этом месте меня знают и мне всегда рады. Меня сделают красивой, счастливой и подарят хорошее настроение, потому- что тепло, уютно и душевно.

Пусть хоть на миг, но этот миг стоил того.

P.S. Volker Schmidt-Meier и двадцати семилетний истории нашего знакомства посвящается…

Мария Гор

Учитель физики и астрономии. Писательница.

Автор статей и рассказов.

Комментарии закрыты.

На данном сайте используются файлы cookie, чтобы персонализировать контент. Продолжая использовать этот сайт, Вы соглашаетесь на использование наших файлов cookie Принять Подробнее