X
;

Место силы или нет Рая на Земле. Новелла вторая

402

Место силы или нет Рая на Земле. Новелла вторая

 «Уф!», – выдохнула я глубоко, усевшись в салоне самолета авиакомпании, которой я обычно летаю к любимому Средиземному морю.

Эта поездка была столь долгожданной, столь невероятной и столь непросто реализованной, что ещё некоторое время назад, казалось невозможной и нереальной. Ковидные времена изменили буквально всё. То, что раньше было нормой и обыденностью, сейчас стало казаться невероятным везением и чудом. Превратилось в большую удачу, которую нужно быстро не раздумывая хватать за хвост, иначе можно упустить момент.

«Неужели я в самолёте, который сейчас взлетит и отвезет меня на своих крыльях к моему, любимому морю? Я так давно его не видела», – подумала я и сама удивилась своим мыслям.

“До чего я дошла, сижу в самолете на старте и ещё сомневаюсь в реальности происходящего” – крутилось в моей утомленной голове.

Предполетный стресс, сборы, домашняя суета, прощание с семейством, хроническая усталость, накопившаяся за последние девять месяцев с момента последнего отпуска, необходимость наличия двух доз долгожданной и, надеюсь, спасительной вакцины – всё это вылилось в раздраженность, безмерную глубокую усталость и неверие в чудо.

Некий синдром обреченности, наверное. Когда уже нет сил бороться, и ты отпускаешь ситуацию, думая про себя:

” Наплевать на всё, будь, что будет“, – и именно в этот момент вокруг тебя начинает что-то происходить и двигаться, и ты неожиданно выныриваешь из глубокого бездонного болота в свет и позитив.

Итак, я в самолёте, в родном аэропорту Дюссельдорфа, из которого я вылетаю в разных направлениях и возвращаюсь обратно вот уже двадцать восьмой год моей жизни в Германии. Я спокойна и уверена, что всё будет хорошо. Всё будет, как всегда. Три с половиной часа лёта, и я прилечу в южную приморскую Анталию, где меня ждут и встречают  друзья.

Рейс вечерний. Прилет в Анталию запланирован на двенадцать часов ночи. У меня приятные соседи. Две сестры – молодые милые девушки. Рядом со мной сидит старшая из сестёр, которой на вид лет двадцать пять, не больше. Лицо закрыто маской, но глаза красивые и добрые. Девушка обратилась ко мне с каким-то вопросом ещё до взлёта. Мы разговорились.

Она оказалась тридцатидвухлетней учительницей математики и испанского языка, работающей в одной из гимназий Дюссельдорфа. Её младшая сестра, ученица старшего выпускного класса. Обе сестры родились в Германии в семье турков, с детства живущих в Европе. Таких семей много. Это дети рабочих мигрантов, приглашенных из Турции в конце сороковых -начале пятидесятых годов прошлого столетия для восстановления разрушенной Германии после второй мировой войны. 

Впитавшие менталитет и европейскую культуру, образованные, эти люди сохранили свою самобытность, став немецкими турками, коих в Германии насчитывается около трёх миллионов.

Она охотно рассказала, что летят они с сестрой в отпуск в Сиде и в этих краях они впервые. Забросала меня множеством вопросов, узнав, что я корифей и часто бываю на турецкой Ривьере.

Тем временем мы взлетели и наш воздушный лайнер набирал высоту.

По салону ездят тележки с напитками и закусками, которые услужливо предлагают за определенную плату воздушные красавицы и красавцы в форме стюардесс и стюардов.

Мы с Айнур, так звали мою милую соседку – учительницу математики и испанского языка, продолжаем увлеченно беседовать. А поговорить нам было о чём.

У меня, как у мамы двух сыновей-гимназистов подросткового возраста, ох, как много накипело на душе и скопилось в моем израненном материнском сердце после года учёбы детей онлайн из дома.

Айнур, как преподаватель и знаток ситуации в области образования, была неисчерпаемым источником полезной  информации.

Неожиданно в салоне, где-то сзади нас стали раздаваться громкие звуки. Я испуганно обернулась и увидела следующую картину – несколькими рядами дальше происходила потасовка. 

Огромный мужчина, внушительных размеров, нависал над креслом другого пассажира через проход, схватив его за грудки, тряс его одной рукой, второй замахнувшись грозился врезать и орал неимоверным голосом на немецком языке:

– Я узнаю твой адрес, я приеду и убью тебя! Я найду тебя, тварь!

Интеллигентного вида мужчина, над которым склонился и угрожал убить, взбесившийся бугай, пытался защищаться, отмахивался и что-то говорил в ответ. Его возмущенные слова заглушались рёвом великана.

По салону, к месту битвы мгновенно прибежали два стюарда – крепких молодых человека. Один отодвигая гиганта втиснулся между ним и жертвой, не давая дотянуться до мужчины в кресле. Второй, пытался сдерживать сумасшедшего, но это плохо ему удавалось. Силы были неравные.

С соседних рядов начали вставать пассажиры, мужчины крепкого телосложения, предлагая свою помощь.  Вчетвером они смогли скрутить разбушевавшегося пассажира. Они завернули ему руки за спину, и фиксируя со всех сторон, потащили по узкому проходу между рядов к креслам, на два ряда впереди нашего. Самолет был полный, свободных мест не было.

Мирно летящим пассажирам пришлось встать и освободить свои места. Огромного рычащего сумасшедшего затолкали в кресло к окну и с краю сели двое мужчин, тем самым зафиксировав его у иллюминатора. Задача была обезопасить пассажиров от разбушевавшегося хулигана.

Позже я поняла, что экипаж действовал по инструкции, слаженно и чётко. Сейчас я понимаю это, находясь на земле, в безопасности. Но в тот момент, мне, как и всем пассажирам нашего рейса, было совсем неясно, что происходит.

Все мы были страшно напуганы. То ли это террорист, непонятным образом попавший на борт самолёта, то ли это сумасшедший, то ли и пьяный, то ли наркоман?

Пассажиры молча переглядывались друг с другом испуганными, расширяющимися от стресса, зрачками в которых читался молчаливый вопрос:” Что происходит и что с нами будет дальше?”

На этот вопрос мог дать ответ только экипаж корабля, который на тот момент времени молчал.

Пробегая мимо, нашего ряда,  одна из стюардесс, наклонилась к нам и на вопрос Айнур:

– Что происходит? – коротко ответила нам:

– Мы садимся.

Общение происходило на турецком языке, я ничего не понимая, взволнованно обратилась к Айнур: “ Что, что она сказала?”

Моя соседка перевела  мне ответ стюардессы на немецкий язык.

“Боже мой, где садимся, почему садимся?”, – крутилось в моей голове.

Взглянув на часы, я поняла, что с момента вылета прошло не более сорока минут. “Значит, мы ещё в небе над Германией”,- подумала я. “Возможно экстренная посадка будет в аэропорту Мюнхена. Почему нет никаких объявлений?”, – промелькнуло в моей голове, в момент снижения самолёта.

Я сидела около прохода, и вся эта хулиганская драма  разворачивалась в считанных метрах от меня. Я видела глаза этого сумасшедшего человека и белую пену у него изо рта.

А в это время виновник заварухи, сидевший у окна на два ряда впереди нас, продолжал орать, пытаясь вырваться из оцепления, державших его мужчин. И оборачиваясь назад, в поисках своего визави, смотрел на нас  бешеными злыми глазами, выкрикивая угрозы и ругань.

Что испытывали пассажиры нашего рейса, можно живо себе представить, если посмотреть хотя бы один голливудский фильм – катастрофу. Растерянные испуганные лица, расширенные глаза от страха, в которых читается паника и страх неизвестности.

Самолёт начал снижаться, а мы до сих пор находились в неведении, в аэропорту какого города производится экстренная посадка? – никто не знал.

Мы приземлились в аэропорту Нюрнберга. В салон самолёта зашел полицейский наряд и быстро вывел бузотера из самолёта. Салон громко зааплодировал, и вздохнул с облегчением. На этом финальном моменте, драматизм, произошедшего эксцесса в воздухе, можно было считать исчерпанным. Но до цели нашего путешествия было ещё далеко.

Необходимо предупредить мою семью о случившимся, чтобы мои мальчики не волновались. И самое главное, нужно предупредить, встречающих и ждущих меня в Анталии людей, потому что прилет нашего самолета задерживался на два часа. Мы ждали, пока выгрузят вещи разбушевавшегося пассажира и дадут нам снова разрешение на взлет. И пока был доступен мобильный интернет, я сразу же стала дозваниваться моей верной подруге – Северине.

– Северина, привет! Я попала в неожиданную ситуацию, нам пришлось сделать вынужденную посадку, мы ещё в Германии. Нам сообщили, что прибытие в Анталию планируется в два часа ночи вместо двенадцати. – быстро говорила я, – предупреди пожалуйста дедушку Ахмета, чтобы он дождался меня.

Оказаться одной в чужом городе в два часа ночи, совершенно не входило в мои планы, и я переживала.

– Хорошо, не волнуйся, всё будет нормально. Дедушке Ахмету я передала твою просьбу, он сказал, что будет ждать в аэропорту, сколько нужно. Без тебя он не уедет, – ответила мне Северина.

– Спасибо, огромное спасибо, я вам обоим очень благодарна, – ответила я и окончательно с облегчением выдохнула, надеясь, что этот полёт закончиться благополучно и я всё-таки доберусь до места долгожданного отдыха а не останусь стоять одна в аэропорту чужого приморского города посреди ночи.

Продолжение следует…

Начало ЗДЕСЬ

Мария Гор

Учитель физики и астрономии. Писательница.

Автор статей и рассказов.

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Количество оценок: 5

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Сожалеем, что вы поставили низкую оценку!

Позвольте нам стать лучше!

Расскажите, как нам стать лучше?

Комментарии закрыты.