Зависть

338

Зависть

Что говорить, многие ведь воспринимали всё это как типовую сказку про героя-удачника. 

Более того — именно поэтому многие ему завидовали. 

Хотя его арестовывали, срывали все его планы, вешали на него всё новые сроки — зависть только крепла. 

Мы думали, что это просто сценарий, мы смотрим фильм, в котором красавцу-герою положено немного пострадать, походить с красивыми ссадинами — а потом, конечно же, получить в конце царевну и не пол-, а всё царство в придачу. Хеппи энд, ведь иначе не бывает.

Вот за это будущее царство ему завидовали бешено, а всё более усиливающиеся испытания и беды, которые обрушивались на героя, просто пропускали мимо ушей — это же всё «понарошку», это как прохождение уровней в квесте; наоборот — чем сильнее бедствие, тем, значит, уровень выше, значит, продвигается, гад, скоро получит свой приз! 

Героя отравили и он жутко кричал от боли в самолете; он чудом не умер, но впал в кому; он пролежал месяц между жизнью и смертью — но ведь ожил же! 

Его улыбка на худом и изможденном лице подтверждала, что перед нами все тот же проклятый удачник — и бешенство переходило в ненависть: за что, за что ему в будущем царство, могущество и слава?? 

Почему ему?

Его посадили в тюрьму — уже не условно; в самую страшную колонию — пустяки; ясно же, что ему остался этот последний квест! 

Держали в карцере вместе с самыми вонючими и сумасшедшими бомжами, будили ночью каждые два часа, «проверяя, не убежал ли он». Он писал из тюрьмы в своем обычном задорном стиле, как будто смеясь над своими тюремщиками. 

Он все равно оставался Удачником, даже в робе заключенного. 

Как же все завидовали тому, что он станет президентом, будет ездить на лимузинах и тыкать всем в лицо, что «вот я сидел в карцере и хлебал баланду, а вы нет!». 

Как его уже заранее ненавидели за то, что нечем будет ему возразить!

Его снова судили, увеличили срок с 4 лет сразу до 29 лет; из самой страшной, но все-таки обычной тюрьмы перевели в «особую», за Полярный Круг. Зимой. С морозами за минус 50. 

Впереди был бесконечный срок, в одиночке, в холодном каменном мешке на краю света, с подорванным здоровьем, без друзей, без надежды. Он оставался удачником, и за это его ненавидели еще яростнее.

А потом он умер. 

Россия, к которой он приехал, умерла раньше.

Алексей Рощин

Комментарии закрыты.

На данном сайте используются файлы cookie, чтобы персонализировать контент. Продолжая использовать этот сайт, Вы соглашаетесь на использование наших файлов cookie Принять Подробнее