Иллюзия большинства. Как за год изменилось мнение россиян о войне в Украине?

14
  • Анна Рында
  • Би-би-си

Подпишитесь на нашу рассылку ”Контекст”: она поможет вам разобраться в событиях.

Иллюзия большинства. Как за год изменилось мнение россиян о войне в Украине?

Автор фото, Getty Images/BBC

Российские власти и государственные центры по изучению общественного мнения с самого начала российского военного вторжения в Украину последовательно заявляют о почти единогласной поддержке "специальной военной операции" гражданами страны. Опросы, проведенные независимыми исследователями, свидетельствуют о том, что такой поддержки на самом деле нет. Что на самом деле думают россияне о "СВО" и насколько информативны социологические вопросы во время войны, разбиралась Русская служба Би-би-си.

Российский президент Владимир Путин, выступая с посланием Федеральному собранию, поблагодарил россиян за поддержку так называемой "специальной военной операции". По его словам, "СВО" поддерживают "абсолютное большинство" его соотечественников.

"Наш многонациональный народ, абсолютное большинство граждан заняли принципиальную позицию в отношении специальной военной операции, поняли, в чём смысл действий, которые мы делаем, поддержали наши действия по защите Донбасса", — сказал Путин.

За день до послания президента ВЦИОМ опубликовал результаты опроса о поддержке россиянами "СВО" в Украине. В публикации ВЦИОМ утверждается, что решение о проведении "операции" поддерживают 68% респондентов (в прошлом феврале — 65%), а тех, кто не поддерживает — всего 20% (в феврале 2022 года — 25%).

В исследовании говорится, что 2022 год "ознаменовался усилением консолидации российского общества вокруг главы государства", а отношение россиян к акциям протеста "стабилизировалось" и протестный потенциал не превышает 12% уже многие месяцы.

Результаты исследования независимого проекта "Хроники" говорят о том, что поддержка россиянами войны против соседнего государства на самом деле может быть не столь массовой.

Согласно результатам недавнего исследования проекта, ядро группы поддержки войны и ядро противников войны приблизительно равны и гораздо малочисленнее, чем следует из данных ВЦИОМ: 22% (поддерживающих) и 20,1% (не поддерживающих) от всех респондентов соответственно.

Иллюзия большинства. Как за год изменилось мнение россиян о войне в Украине?

Для просмотра этого контента вам надо включить JavaScript или использовать другой браузерПропустить Подкаст и продолжить чтение.Подкаст

Иллюзия большинства. Как за год изменилось мнение россиян о войне в Украине?

Что это было?

Мы быстро, просто и понятно объясняем, что случилось, почему это важно и что будет дальше.

эпизоды

Конец истории Подкаст

Как поясняет основатель исследовательского проекта Алексей Миняйло, многие стандартные инструменты, использовавшиеся в мирное время для выявления общественного мнения, в условиях войны не работают.

По словам эксперта, сейчас бесполезно задавать респондентам вопрос: вы поддерживаете "специальную военную операцию" или не поддерживаете?

"По ответу на этот вопрос не очень понятно, что на самом деле у человека в голове. Кто-то из тех, кто поддерживает, уже на фронт добровольцем едет, а кто-то просто подсознательно присоединяется к большинству, а для кого-то это способ сказать "я нормальный, я патриот", а кто-то на самом деле говорит совсем не то, что думает, потому что опасается репрессий", — поясняет Миняйло.

Для того чтобы выяснить, что на самом деле думают о "СВО" россияне, социологам проекта "Хроники" пришлось изменить подход к опросу. В последнем исследовании для выявления "ядра" поддержки социологи задавали три вопроса: о поддержке "СВО", об условиях вывода войск и приоритетах расходования бюджетных средств в России.

"Как Дудь с Кучерой", или Кто такие сторонники "СВО"

В число сторонников войны попали те, кто дал "провоенные" ответы на все три вопроса.

"Это те, кто сказал: да, я поддерживаю [специальную военную операцию]. Те, кто не поддержал бы решение Путина вывести войска без достижения военных целей. И это те, кто считает, что сейчас для страны приоритетом являются расходы на армию", — поясняет основатель проекта "Хроники".

По его словам, те люди, которые таким образом ответили на все три вопроса — это те респонденты, у кого есть хоть какая-то последовательная позиция, и именно их можно считать последовательными сторонниками войны в Украине.

"Понятно, что если вступить с ними в дискуссию, то, наверное, со многими получится, как с Кучерой у Дудя, но все-таки у этих людей есть какая-то позиция", — рассуждает Алексей Миняйло.

В группу противников войны, соответственно, были включены те респонденты, которые сказали, что выступают против "СВО", что поддержали бы решение о выводе войск без достижения военных целей и что приоритетным для страны должны быть не военные расходы, а финансирование социальных проектов.

Немногим менее 58% респондентов не относятся ни к последовательным сторонникам "СВО", ни к противникам этой "военной операции", следует из опроса проекта "Хроники".

Достаточно большое число респондентов — 12,7% — сказали, что не хотели бы отвечать на вопрос о поддержке "СВО". Значительная часть отказов связана со страхом репрессий или каких-то негативных последствий из-за высказанного мнения, отмечают социологи проекта.

"Мы точно знаем, что это так, потому что люди нам прямо говорили: "Вы знаете, я бы хотел вам ответить на этот вопрос честно, но сейчас это уголовно наказуемое преступление, поэтому я вам, конечно же, скажу, что это специальная военная операция" (на вопрос о том, что происходит в Украине — война или "специальная военная операция"). Или вот нам женщина из села говорила: "Я вам сейчас отвечу, а завтра за мной милиция придет", — говорит Алексей Миняйло.

Первое время опросник проекта не предусматривал варианта ответа "не хочу отвечать на этот вопрос", но после того, как этот вариант был добавлен, выяснилось, что его выбирают до 10% тех, кто заявлял о поддержке СВО, и почти половина тех, кто выступал против.

"Холодильник обнуляет эффект телевизора"

О страхе репрессий за высказанное мнение свидетельствует и тот факт, что некоторые группы стали избегать участия в соцопросах.

"То, что люди боятся, заметно на метаданных. После объявления мобилизации у нас сильно дольше пошел набор мужчин в возрасте от 18 до 29 лет. То есть они гораздо реже, что называется, стали брать трубку. Это самая антивоенная группа после женщин в возрасте 18-29 лет. О чем нам это говорит? О том, что люди антивоенных взглядов, которые больше знают про мобилизацию, они реже стали брать трубки [при звонках] с незнакомых номеров", — говорит Алексей Миняйло.

Еще 17,5% респондентов в ходе опроса проекта "Хроники" затруднились ответить на вопрос о поддержке СВО.

"Потому что этот вопрос для них неважный, к ним война еще не пришла. По ним не стреляют, далеко не все из них ощущают эффект от санкций", — поясняет Алексей Миняйло.

Приблизительно по той же причине довольно высокий процент опрошенных нельзя отнести ни к последовательным сторонникам, ни к последовательным противникам "СВО".

Но процент тех, кто не имеет четкой позиции относительно происходящего, скорее всего, будет сокращаться с ростом экономических проблем, полагают социологи проекта. При этом пропаганда будет становиться все менее эффективной в отношении тех, кто столкнется с финансовыми трудностями.

Авторы проекта обозначили наметившуюся тенденцию так: "Холодильник обнуляет эффект телевизора". По наблюдению социологов проекта "Хроники", те, кто столкнулся с экономическими последствиями "СВО" и санкций, гораздо в меньшей степени подвержен влиянию пропаганды.

В октябре каждая экономическая проблема (потеря работы, падение дохода, необходимость экономить на еде из-за роста цен) давала падение поддержки "СВО" на 8% — и у смотрящих телевизор, и у тех, кто не смотрит федеральные каналы, говорит Алексей Миняйло.

"Сейчас темпы падения поддержки ускорились — среди зрителей федеральных каналов, столкнувшихся с экономическими проблемами. У тех, кто смотрит телевизор, каждая экономическая проблема теперь роняет поддержку уже не на 8%, а на 11%", — рассказывает эксперт.

Среди тех, кто столкнулся сразу с тремя экономическими проблемами (потеря работы, падение дохода и необходимость экономить на еде из-за роста цен), поддержка падает сразу на 33%.

"Это значит, что, с одной стороны, санкции работают. С другой стороны, что действительно, по-видимому, поддержка этого [военного] курса — будет ослабевать с ростом числа тех, кто столкнулся с экономическими последствиями "СВО" и санкций", — полагает Алексей Миняйло.

Исследование ВЦИОМ

Данные опроса ВЦИОМ, опубликованные 20 февраля, снова говорят о том, что "решение провести специальную военную операцию России на Украине поддерживает "большинство россиян". На этот раз — это 68%. В мае прошлого года она составляла, по данным ВЦИОМ, 72%, а в начале войны — 65%. Не поддерживают "СВО" сейчас — каждый пятый (20%)".

В исследовании ВЦИОМ, в части "Все для победы!" говорится о том, что в январе этого года "готовность помогать жителям новых территорий и российским солдатам выразили 79% россиян, мобилизованным гражданам — 74%, беженцам — 72%".

В своем послании к Федеральному собранию Путин, заявляя о поддержке СВО "абсолютным большинством" граждан, упомянул фактически только одну форму "поддержки" — помощь, которую оказывают граждане страны "бойцам".

Иллюзия большинства. Как за год изменилось мнение россиян о войне в Украине?

Для просмотра этого контента вам надо включить JavaScript или использовать другой браузер

"Фронт проходит сейчас через сердца миллионов наших людей, они отправляют на передовую медикаменты, средства связи — всё, что помогает сохранить жизни наших ребят. Знаю, как письма детей, школьников согревают фронтовиков. Они берут их с собой в бой как самое дорогое", — сказал президент.

В такой подаче фактически ставится знак равенства между поддержкой "спецоперации" и поддержкой мобилизованных и беженцев.

По словам Алексея Миняйло, это некорректная подача материала и по сути является "передергиванием".

"Есть три разных вопроса: поддержка войны, поддержка мобилизации и поддержка мобилизованных. Поддержка мобилизованных — это уже не про отношение к войне, это про отношение к людям. У меня есть знакомый, который возит мобилизованным носки, но он абсолютно антивоенных взглядов", — говорит эксперт.

Еще один пункт опроса ВЦИОМ — протестные настроения. Как утверждают социологи ВЦИОМ, "на фоне начала СВО отношение россиян к акциям протеста стабилизировалось".

"Максимальный уровень общественного протестного потенциала был зафиксирован в январе-феврале 2022 года, а перелом, по версии ВЦИОМ, произошел весной прошлого года, после чего готовность участвовать в акциях протеста на протяжении всего года выражали не более 12%", — говорится в публикации.

При этом в исследовании ничего не говорится о возможных причинах снижения протестного потенциала и о массовых задержаниях во время акций протеста в феврале-марте прошлого года.

Зачем власти нужна "иллюзия большинства"

Что делать с вопросами, на которые получен очень высокий процент единогласных ответов?

"Выбрасывать из анкеты и не анализировать, — говорит социолог, профессор факультета социальных наук Московской высшей школы социальных и экономических наук ("Шанинка") Виктор Вахштайн (признан в России "иноагентом"). — Зашкаливающе высокое значение показателя говорит только об одном: вопрос не работает".

Если вопрос не делит ответивших на группы, значит, мы не сможем понять, что стоит за ответом на него, не увидим взаимосвязей, отмечает социолог .

"Это "шум". В ситуации военной цензуры такого "шума" становится в разы больше. В том числе — за счет действий самих поллстеров, пытающихся влиять на результат", — говорит Виктор Вахштайн.

По словам социолога, для исследователя сегодня куда больший интерес представляют не сами цифры и распределения, а те люди, которые пытаются выдать их за "реальную картинку".

Опросы, призванные свидетельствовать почти о единогласной поддержке (или поддержке подавляющего большинства) решений и действий власти, необходимы самой власти. Она использует такие "соцопросы" для подкрепления иллюзии большинства, считает Алексей Миняйло.

"А иллюзия большинства нужна, потому что управлять людьми так проще", — говорит основатель проекта "Хроники".

Он напоминает об эксперименте Аша (проверка реакции испытуемого на ошибочное поведение большинства — Би-би-си), который показал, что до 40% людей присоединятся к большинству, даже когда это большинство очевидно неправо.

"И опросы, и эти буквы "Z", митинги — они, собственно, нужны для создания иллюзии большинства, которое позволяет сделать так, что люди не будут рыпаться. Люди других взглядов (отличных от взглядов "большинства") решают — "ну вот я один практически" или "нас на всю страну 100 тысяч", — говорит Алексей Миняйло.

В итоге сомневающиеся и люди взглядов, отличных от мнения "иллюзорного большинства", принимают решение "не высовываться".

"Мне кажется, что очень важно говорить, что поддерживающих ["СВО"] — не большинство. Что противников и сторонников равное количество, и что тех и других не такое большое количество — даже не 50 на 50. Что подавляющее большинство — это люди, у которых позиции по существу нет", — заключает Алексей Миняйло.

Иллюзия большинства. Как за год изменилось мнение россиян о войне в Украине?

Чтобы продолжать получать новости Би-би-си, подпишитесь на наши каналы:

Подпишитесь на нашу рассылку "Контекст": она поможет вам разобраться в событиях.

Источник: www.bbc.com

Комментарии закрыты.

На данном сайте используются файлы cookie, чтобы персонализировать контент. Продолжая использовать этот сайт, Вы соглашаетесь на использование наших файлов cookie Принять Подробнее