Города будущего: опыт последних лет и ближайшие перспективы

577

Города будущего: опыт последних лет и ближайшие перспективы

Рим был основан за 800 лет до наступления новой эры, Лондон — через 100 лет после, а Нью-Йорк — всего несколько веков назад. Что объединяет эти города? 

Сегодня все они мегаполисы, причем с момента основания постоянно заселенные людьми. Они возникли в совершенно разных условиях — социальных, политических, экономических — и в современном мире не могут обеспечить всем своим жителям достойную жизнь.

Эта проблема известна уже давно, и на протяжении XX–XXI веков появляются все новые амбициозные проекты городов, которые должны ее решить, предоставив горожанам самых разных слоев достойное качество жизни.

Олег Фомин, генеральный директор Доброграда, рассуждает о проблемах мегаполисов в современном мире, о неудачах проектов городов будущего и о месте нового урбанизма в нашей жизни.

В чем проблема мегаполисов?

Начнем с их преимуществ. Современные мегаполисы не зря развились до таких масштабов: многие из них исторически находятся на перекрестках крупных торговых путей, в портовых и промышленных зонах — экономическое положение на протяжении многих лет играло городам на руку и позволяло расти и развиваться. Нередко в регионе или целой стране не получается найти более выгодное и удобное место, чем то, которое занял мегаполис.

А дальше изначальное преимущество начинает усиливаться за счет самого себя: город развивается, сюда приходит все больше жителей и производств, что, в свою очередь, заставляет его развиваться дальше. И так по кругу.

Многие мегаполисы на протяжении последних десятилетий являются крупными культурными и деловыми центрами — ровно потому, что изначально были точками притяжения. За счет богатства и населенности мегаполисы обрастают инфраструктурой: магазины, больницы, музеи, кинотеатры, торговые центры, парки, пешеходные улицы и прогулочные места — все это стягивает в них все больше жителей.

Но не все так гладко.

Еще в XX веке исследователи поняли, что транспортные системы крупных городов не справляются с нагрузкой. Чтобы решить эту проблему, власти Лондона даже сделали въезд в центральные районы платным, вслед за ними с похожей инициативой выступила мэрия Парижа.

Постоянные пробки требуют строительства все новых дорог — магистрали и хорды разрезают городскую ткань, превращают некоторые районы в гетто и портят уровень жизни в близлежащих кварталах.

Кроме того, из-за густонаселенности в мегаполисах возникает дефицит жилья, растет уровень безработицы, появляется проблема бездомных, со сбоями работает система уборки мусора, растет преступность и т. д.

Например, Манхэттен, деловой и культурный центр Нью-Йорка, в 2020 году имел население чуть более 1,6 млн человек. При площади 38,6 кв. км плотность населения достигает 25,8 тысячи человек на кв. км.

А в штате Айдахо, вполне сопоставимом с Манхэттеном по количеству жителей, плотность составляет всего около 7 человек на кв. км. Меньше почти в 4000 раз!

При такой плотности говорить о комфортной жизни практически невозможно, особенно если речь идет про семью с детьми или домашними питомцами. Чтобы сделать жизнь людей лучше, нужно в корне пересматривать подход к строительству и устройству городов.

Выхода два: либо менять существующие города, либо с нуля строить новые. Но у второго подхода есть масса противоречий.

Города будущего: панацея или провал

С середины XX века в мире было построено больше 500 новых городов. Но вспомним хотя бы города Крайнего Севера России: во времена СССР они возводились рядом с крупными залежами полезных ископаемых и соответствующими производствами, сегодня же многие приходят в запустение и служат одним из очагов внешней миграции — в более населенные и развитые южные города. Получается, что приличная доля новых городов на деле была обречена на неудачу.

Но это не помешало странам Ближнего Востока дать жизнь собственным мегапроектам. Одним из примеров многомиллиардных инвестиций можно считать начатое в 2005 году строительство Экономического города короля Абдаллы (King Abdullah Economic City, KAEC).

По проекту он должен был снизить зависимость Саудовской Аравии от нефтяных доходов и по «Плану 10*10» к 2010 году стать одним из инструментов, позволивших стране войти в десятку самых благоприятных для инвестиций стран. Тем не менее строительство не было закончено даже в 2020-м, а в 2018-м население города составило около 7 тысяч человек вместо запланированных двух миллионов.

Схожая участь постигла Масдар — первый углеродно-нейтральный город, построенный в ОАЭ. Несмотря на прогрессивность идеи, в 2022 году его население составило всего 2 тысячи человек вместо 50 тысяч запланированных. Большинство из них — студенты и преподаватели Масдарского института науки и технологий.

Пример на постсоветском пространстве — азербайджанский мегапроект «Хазарские острова». В планах у строителей было возвести город на 1 млн жителей, включающий в себя несколько небоскребов, а также 150 школ, 50 больниц, парки, торговые и культурные центры.

Но из-за проблем с финансированием, пандемии и изначальной непроработанности проекта все ограничилось строительством нескольких гостиниц на площади около 500 га.

Получается, большинство проектов сталкивается с тремя основными проблемами: недостатком денежных средств, непроработанностью основной идеи и отсутствием потребности в новых мегаполисах. Людям нужны города новой формации.

Потерпев неудачу с KAEC, Саудовская Аравия в 2022 году начала строительство The Line (Линии), города, который представляет собой «горизонтальный небоскреб» длиной около 170 км и шириной всего 500 м.

По задумке архитекторов, границы города будут составлять жилые постройки, а все объекты досуга и инфраструктуры будут располагаться внутри.

Так удастся достичь концепции «15-минутного города», которую предложил профессор Сорбонны Карлос Морено. Ее суть состоит в том, что человек должен иметь доступ ко всем необходимым объектам инфраструктуры за пятнадцатиминутную пешую прогулку.

За счет этого в Линии запланирован полный отказ от автомобилей — в пользу пеших прогулок и общественного транспорта, расположенного под землей.

В России сегодня ведется работа над другим мегапроектом — районом «Рублево-Архангельское» в ближайшем Подмосковье, строительством которого занимается Сбер.

Новому миру — новый урбанизм

Большие города и мегаполисы, а также мегапроекты планомерно доказывают свою несостоятельность. В противовес им в современном градостроительстве все чаще идет речь о строительстве и развитии малых городов. 

Все это укладывается в сформулированную в 1980-х концепцию нового урбанизма. Ее основные положения — малые города, «15-минутный город», отсутствие необходимости в личном автомобиле (без полного отказа от них), развитая природная инфраструктура.

В каком-то смысле новый урбанизм — нечто среднее между пригородами и мегаполисами.

Основная проблема пригородов сокрыта в их названии: субурбии, как правило, не имеют собственной инфраструктуры, за всеми благами цивилизации необходимо на личном автомобиле отправляться в ближайший город или районный центр.

С другой стороны, малые города в отличие от мегаполисов не имеют проблем с густонаселенностью и давящими на психику небоскребами, а также автомобильными пробками. Они берут от крупных городов только их плюсы — доступность разнообразной инфраструктуры.

Пример города, построенного по всем заветам нового урбанизма, — пригород Мумбаи Нави. Строить его начали около полувека назад, и сегодня это один из самых населенных новых городов: в нем проживает более 1 млн человек.

Нави разделен на 13 районов, каждый из которых содержит жилой, промышленный и коммерческий кварталы. Получается, что жителю нет нужды покидать свой район: вся инфраструктура есть в пешей доступности. Концепция «15-минутного города» налицо.

Похожий проект в России — иннополис Сколково. В нем реализованы концепции нового урбанизма. Но есть существенный недостаток: из-за близости к Москве город разделяет некоторые проблемы и мегаполиса, и субурбии — загруженность дорог и не до конца продуманную инфраструктуру, за которой приходится отправляться в «большой город».

Избежать этих проблем можно в том случае, если город строится «в чистом поле», в удалении от крупных центров. Разумеется, места выбираются с учетом взвешенного планирования и анализа множества факторов — от доступности различных природных рекреационных зон до транспортной составляющей.

Пример такого города в России — расположенный во Владимирской области Доброград. По планам застройщика к 2040 году в нем будет около 50 тысяч жителей, более 1,5 млн кв. м жилья и 1 млн кв. м недвижимости, занятой торговыми предприятиями.

В городе предусмотрен полный отказ от многоэтажного строительства: только индивидуальные коттеджи, таунхаусы и невысокие дома на несколько квартир. Особенность Доброграда — в попытке сохранить природные богатства территории и сделать упор на экологическую составляющую.

При этом городская среда должна быть доступна для людей разных возрастов и с разными особенностями: детские площадки, места для тихого отдыха, комфортные пандусы. Во главу угла ставится разнообразность и «человекоориентированность» пространства города.

Сложно представить нашу жизнь без городов: они подарили нам множество научных и социокультурных достижений. Нет сомнений, что человечество будет и дальше идти по городскому пути развития.

Но сами города должны меняться — и новые проекты должны обязательно учитывать опыт строительства успешных и неуспешных городов. Хочется верить, что концепции нового урбанизма и разворот города к человеку станут обязательным стандартом, который сделает жизнь лучше.

Комментарии закрыты.

На данном сайте используются файлы cookie, чтобы персонализировать контент. Продолжая использовать этот сайт, Вы соглашаетесь на использование наших файлов cookie Принять Подробнее