«Призыв одним днем». Как военкоматы в Москве проводят облавы на срочников

327

«Призыв одним днем». Как военкоматы в Москве проводят облавы на срочников

Автор фото, STRINGER/EPA-EFE/REX/Shutterstock

  • Автор, Виктория Сафронова, Елизавета Фохт
  • Должность, Би-би-си

В Москве проходят беспрецедентные облавы на срочников. Военкоматы столицы массово организуют «призыв одним днем», отправляя в армию людей с серьезными заболеваниями и приезжих из других регионов. На полномасштабную войну в Украину срочников из России пока не отправляют. Но количество судебных споров с призывными комиссиями по сравнению с 2022 годом выросло втрое и приближается к тысяче дел. Би-би-си рассказывает, как в российской столице проходит призыв в армию, который юристы называют беспределом.

Ранним утром 23 октября здание одного из подмосковных общежитий буквально окружили автобусы Росгвардии. В здание вошли около десятка человек — сотрудники ведомства и военкомата. Они без стука заходили в комнаты и, не представляясь, требовали от мужчин предоставить паспорта и военные билеты.

«Я даже не успел проснуться, — вспоминает 21-летний Радомир (имена призывников и их родственников изменены в целях безопасности героев). — Никто не объяснил, что происходит. Из моей комнаты вывели меня и соседа, из всего общежития — еще до семи человек призывного возраста, тех, кто еще не служил. Нас насильно посадили в автобус и увезли в неизвестном направлении».

Всего за несколько недель до инцидента Радомир приехал в Москву из Донецка, чтобы работать вахтовым методом. Ранее он учился в колледже и не был призван на службу. Его единственный паспорт — российский.

Вся призывная кампания проходит по принципу «призыв одним днем» — если человек попал в военкомат, вечером он уже на сборном пункте перед отправкой в военную часть, рассказали Би-би-си специалисты по военному праву — Алена Савельева из адвокатского бюро «Kaloy.ru» и юрист правозащитной коалиции «Призыв к совести», попросивший об анонимности.

Мужчин призывного возраста хватают на улице, в метро, торговых центрах, за ними приходят в клубы, рабочие общежития. Людей, не живущих в Москве и работающих по вахте, ставят на учет в столице.

С октября по всей России были облавы на трудовых мигрантов, которые получили российские паспорта. Некоторые из них обращались за помощью к правозащитникам, но обжаловать призыв в суде не решились. «Люди просто уходили служить, — говорит юрист „Призыва к совести“. — Количество облав — беспрецедентное по масштабу, в прошлом году мы не наблюдали такого количества произвола».

Правозащитники из разных организаций, по его словам, получили уже сотни обращений, и каждый, кто обращался, сообщал, что в той же ситуации рядом с ним оказались другие люди. Значит, и речь идет о тысячах случаев.

«Вышел покурить и сбежал»

Пропустить Реклама подкастов и продолжить чтение.

«Призыв одним днем». Как военкоматы в Москве проводят облавы на срочников

Что это было?

Мы быстро, просто и понятно объясняем, что случилось, почему это важно и что будет дальше.

эпизоды

Конец истории Реклама подкастов

Радомира и его соседей по общежитию доставили в один из подмосковных военкоматов, где их отправили на медкомиссию. Мужчину попросили рассказать, где он учился, назвать место работы и предоставить данные родителей. В одном из кабинетов — попросили предоставить медицинские справки предыдущих обследований. «Я сказал, что все мои справки остались в Донецке, и предложил [разрешить мне] поехать туда и там проходить призывные мероприятия. Мне ответили: „Не переживай, мы тебя и так поставим на воинский учет“».

У Радомира с детства диагностирована сердечная недостаточность. Кроме того, он страдает от болей в спине из-за сколиоза. «Если целый день делаю что-то активно, то у меня очень сильно начинает болеть спина и затекать шея, — рассказывает он. — В военкомате все жалобы игнорировали и писали в бланках, что я годен».

На последнем этапе медкомиссии мужчин завели в кабинет на тестирование. «Я спросил у сидевших там сотрудников, что будет дальше. Они сказали, что после нас отправят служить, — рассказывает Радомир. — Под вечер, когда все было пройдено, я понял, что сейчас нас будут сажать в автобус. Я вышел покурить и сбежал».

Его соседа по общежитию в этот день забрали на военную службу. Парень приехал в Москву из республики Тыва и, по словам Радомира, даже толком не знал русский язык, однако это не помешало призвать его в армию без повестки.

Радомир смог сбежать, но его паспорт остался в военкомате.

Теперь молодой человек не знает, что делать: возвращаться за паспортом опасно, а без него он не может вернуться в Донецк — на въезде в самопровозглашенную ДНР стоят блокпосты. Да и в Донецке, несмотря на заболевания, его могут забрать в военкомат. «Во время мобилизации в Донецке не присылали повестки, но насильно ловили мужчин, — рассказывает он. — Просто забирали на улице возле торговых центров и учебных заведений, сажали в автобус и увозили».

Радомир обратился в суд с оспариванием решения о призыве и постановке на учет. Дело уже назначили к рассмотрению. Он также подал жалобы в прокуратуру и вышестоящую призывную комиссию.

«Целый подвал людей»

В пятницу 24 ноября студент московского вуза Михаил приехал в военкомат — нужно было предоставить справку из университета, подтверждающую обучение в магистратуре. Предоставление справки оказалось формальным предлогом для доставки в воинскую часть. Обратно 25-летнего Михаила уже не отпустили.

Михаил отказался подписывать повестку и ехать на сборный пункт, однако это ни на что не повлияло. Вместе с другими мужчинами призывного возраста его держали в военкомате до вечера следующего дня. «Поздним вечером в субботу его заковали в наручники и как преступника поволокли по лестнице военкомата, — рассказывает его отец Андрей. — Это первый случай, когда мой законопослушный сын оказался в наручниках. Засунули в машину и силой доставили на сборный пункт».

На сборном пункте заявили, что если призывники не желают проходить медкомиссию или подписывать военный билет, это сделают за них. В тот же день Михаил прошел медкомиссию, во время которой его историю болезни полностью проигнорировали. У Михаила с детства диагностирована астма, но комиссия учитывать это не собиралась. Обращений в поликлинику по месту жительства не поступало, а историю лечения в других больницах рассматривать не стали.

«С Михаилом там был целый подвал людей», — отмечает юрист по военному праву Арсений Левинсон. Он помогает родителям Михаила оспорить его призыв в суде.

Спустя сутки Михаила и других призывников отправили в воинскую часть в дальнее Подмосковье. «Никто не был к этому подготовлен, и многие сразу же заболели, — рассказывает Андрей. — Трое человек, в том числе мой сын с осложнением на фоне астмы, оказались в санчасти».

Родителям Михаила удалось передать в санчасть историю его болезни. «Нам пообещали провести обследование, и на этом всё, — рассказывает Андрей. — Передать ничего невозможно, по [телефонным] номерам воинской части не отвечают, связи нет».

Андрей подал жалобы в районный и городской военкоматы, военную прокуратуру гарнизона, написал обращения на имя депутатов Госдумы по округу. Все, что он получил — ответ о том, что его обращение переслано в Минобороны.

Михаил с помощью родителей обратился через Госуслуги в суд с заявлением о незаконном призыве. Предварительные слушания в суде назначены на 12 декабря. Но у родителей и у юриста из-за отсутствия нотариальной доверенности на ведение судебных тяжб от имени сына нет права на его защиту. «Права поражены полностью, — говорит Андрей. — Даже у заключенного больше прав, чем у призывника».

Операция «Призывник»

«Призыв одним днем». Как военкоматы в Москве проводят облавы на срочников

Автор фото, Кирилл Кухмарь/ТАСС

27-летний житель Москвы на условиях анонимности рассказал Би-би-си, как несколько дней назад проводил время с тремя друзьями-ровесниками в одном из столичных ТЦ, когда к ним подошел наряд полицейских. Они сообщили молодым людям, что проводят «операцию „Призывник“», и попросили их предъявить документы.

Паспорт был только у одного мужчины из компании. Тогда полицейские начали спрашивать приятелей, служили ли те в армии. «Я сказал им, что военные билеты уже у всех есть. Они ответили, что „тогда ладно“», — пересказывает собеседник Би-би-си. После этого один из полицейских, ровесник молодых людей из компании, посоветовал им «лучше с****** отсюда» (уйти), объяснив это тем, что в торговом центре работают и другие группы полицейских.

Уходить молодые люди в итоге не стали. А через некоторое время, сев пообедать, увидели, как тот же наряд полицейских ведет куда-то молодого мужчину азиатского происхождения.

20 октября в подмосковных Котельниках сотрудники ОМОНа пришли в мечеть и отвезли прихожан в военкомат, сообщал телеканал «Дождь» (признан «иноагентом» и нежелательной организацией). 30 ноября силовики провели рейд на складе Wildberries в Алексине Тульской области, а неделей ранее приходили на склады Wildberries в подмосковных Электростали и Реутове. Накануне был похищен сын тульского оппозиционера Алексея Риттера Герман, позже его нашли в военкомате Тульской области.

«В предыдущие годы облавы были в основном к концу призыва. Но сейчас это какой-то просто баснословный рекорд, — рассказала Би-би-си юрист по военному праву Алена Савельева из адвокатского бюро „Kaloy.ru“. — Облавы начались уже в конце октября. В бюро обращались за помощью мужчина с двойным гражданством — России и США, студенты и граждане, которым противопоказано находиться в армии по состоянию здоровья».

«Одного призывника, которому вообще не вручали никаких повесток, доставили в военкомат. У него забрали паспорт, что в принципе незаконно, но он чудом вышел оттуда, и за паспортом потом приехали родственники — у него была оформлена на них доверенность. Но выйти из военкомата, если человек туда зашел, почти невозможно — у входа железная клетка, здание охраняет Росгвардия, — говорит Савельева. — Облавы нацелены именно на это».

В другом случае, по ее словам, призывника схватили в присутствии юриста, силой затолкали в машину и увезли на сборный пункт. Юриста, который поехал за ними на такси, туда не допустили и сказали: «Он оттуда не выйдет», рассказывает Савельева. Призывника отправили в воинскую часть.

«Гребут всех, абсолютно игнорируя основания для отсрочки или освобождения от армии, отказывают в направлении на альтернативную гражданскую службу (АГС)», — подтверждает юрист «Призыва к совести». Он рассказал, что призывнику, которому ранее призывная комиссия уже гарантировала направление на АГС, сердобольная сотрудница военкомата по телефону прямо сказала: «Лучше не приходи в военкомат, возьми больничный, сейчас время неспокойное».

«Я не врач, но мне кажется, что он здоров»

В результате призыва в российскую армию загоняют людей с серьезными заболеваниями.

Юристы рассказали Би-би-си, что среди обращавшихся к ним за помощью были люди со сколиозом, бронхиальной астмой, атопическим дерматитом, в облаву попал выпускник коррекционной школы. «Человека с расстройством личности отправили на повторное обследование и диагноз сняли, поставили „годен“, — рассказывает юрист «Призыва к совести». Плоскостопие вообще всем „фиолетово“, говорит он.

Одного из призывников уже в воинской части отправили в больницу с хронической гипертонией. Врач, как рассказала юристам мать призывника, признался, что им велели не ставить молодым людям диагноз «гипертоническая болезнь» ,— и поставил диагноз «нейроциркулярная астения». Юрист «Призыва к совести» предполагает, что медикам дано указание игнорировать болезни из списка диагнозов, которые дают право на освобождение от армии — «и они все это игнорируют».

Другой призывник попал в военкомат, несмотря на справку об аллергии на основные продукты питания, которые используются в вооруженных силах — рыбу и растительное масло. Если он съест такую еду, ему грозит отек Квинке и, возможно, летальный исход, рассказала Савельева. Один из доверителей юриста много лет стоит на учете в кожно-венерическом диспансере со сложной формой дерматита. Он ходил в военкомат, ему ставили категорию «временно не годен», направляли на обследования, и в итоге районная призывная комиссия поставила категорию «Д» -“не годен» к военной службе. Военкомат его направил на утверждение в комиссию Москвы. «Дерматолог за пять минут определил, что пациент годен с ограничениями и вообще не поставил диагноз „дерматит“. На пакет документов даже не взглянул». В итоге мужчине вручили повестку на отправку к месту службы.

«В суде мы не смогли добиться от сотрудника военкомата, какие обследования и анализы позволили призывной комиссии Москвы отменить диагноз. Выяснилось, что никаких обследований не было. Это нарушение процедуры. Причем представитель военкомата заявил: „Я, конечно, не врач, но мне кажется, что он здоров, у него нет никаких высыпаний на лице“. Мы принесли в суд девять документов за последние шесть лет от разных врачей, которые с точностью подтверждают тот самый диагноз, который соответствует непризывной категории. Судья все это приобщила, но отменить решение призывной комиссии отказалась», —рассказала Савельева. Юристы обжалуют решение суда — на это время призыв доверителя приостановлен, он успеет пройти независимую военно-врачебную комиссию.

«Обычное запугивание»

Силовикам как будто дали зеленый свет на действия, которые с точки зрения закона подпадают под уголовно наказуемые деяния — превышение должностных полномочий, явно нарушающее права граждан, c применением насилия или угрозой его применения, говорит юрист «Призыва к совести».

Тех, кто отказывается проходить медкомиссию, сразу отправляют в Следственный комитет — и следователь угрожает возбудить уголовное дело. Всех запугивают уголовной ответственностью, угрожают посадить на 10 лет, сказали Би-би-си двое юристов. Многие, по их словам, поддаются и соглашаются с произволом. Хотя посадить несудимого «уклониста» по статье 328 УК за первое уклонение невозможно — суды в таких делах ограничиваются штрафом.

Савельева рассказывает об обращении призывника из Тверской области, которому сейчас помогают адвокаты. Он не встал на воинский учет, за что предусмотрена административная ответственность. Но его задержали в Москве, привезли в военкомат и хотели поставить на учет и призвать в армию. Хотя ставить на учет по месту временного пребывания можно только там, где человек прожил не менее трех месяцев — а призывник находился в Москве меньше этого срока. После того как призывник отказался проходить призывные мероприятия в Москве (ему не вручали никаких повесток), его отвезли в Следственный комитет.

Следователь возбуждать уголовное дело не торопился и предложил «решить вопрос с военкоматом до 4 декабря», рассказывает Савельева. При этом он выписал призывнику повестку с вызовом на допрос 4 декабря «по факту прохождения мероприятий, связанных с призывом на военную службу». Такая формулировка — «полный беспредел», это не может быть основанием для вызова к следователю, говорит юрист. По ее мнению, это «обычное запугивание», поскольку следователи не стремятся возбуждать уголовные дела об «уклонении», тем более что такие дела, как правило, предусматривают штраф.

Массовое привлечение полиции и Росгвардии к доставке призывников в военкоматы юристы, защищающие их права, также считают незаконным: «Полиция вправе привлекаться военкоматом в двух основных случаях. Военкомат может попросить полицию вручить человеку повестку или, если у военкомата есть основания привлечь призывника к административной ответственности (например, из-за неявки по повестке), его могут доставить для составления протокола только в отдел полиции». В совместной инструкции МВД и Минобороны, в федеральном законе „О воинской обязанности и военной службе“, и Кодексе об административных правонарушениях говорится, что именно в полицию должны приехать составлять протокол представители военкомата. Доставлять призывника в военкомат полицейским не разрешено.

«Что делает военкомат? Отправляет сотни обращений в отдел полиции с просьбой доставить людей в военкомат. И не для того, чтобы привлечь их к административной ответственности, то есть с предусмотренной законом целью, а для того, чтобы их заставить дальше проходить призывные мероприятия, призывную комиссию, и отправить в место службы», — рассказывает юрист «Призыва к совести». — То есть полиция привлекается не для тех целей, которые установлены законом, а для обеспечения вот этого принудительного призыва».

В одном из исков к полиции и призывной комиссии, поданных 21-летним выпускником московского колледжа (копия иска есть у Би-би-си) говорится, что военкомат, куда его дважды доставляла полиция якобы для составления протокола, в первый раз составил протокол (призывник его обжаловал в суде) и вручил повестку, а второй раз, когда его через несколько дней задержали и вновь привезли в военкомат якобы для составления протокола, мужчину отправили в часть, при этом никаких протоколов уже не составляли.

«Призыв одним днем». Как военкоматы в Москве проводят облавы на срочников

Подпишитесь на нашу имейл-рассылку, и каждый вечер с понедельника по пятницу вы будете получать самые основные новости за день, а также контекст, который поможет вам разобраться в происходящем.

«Призыв одним днем». Как военкоматы в Москве проводят облавы на срочников

«Реакция на произвол»

С 1 октября по 30 ноября 2023 года в московских судах зарегистрировано 934 дела, где ответчиком выступает призывная комиссия: об оспаривании решений о призыве на военную службу, отказе в отсрочке, освобождении от службы, отказе в АГС, отказе в направлении на обследование и так далее. Для сравнения: в 2022 году, когда была мобилизация, дел было почти в три раза меньше — 373. В 2021 году было 286 дел. Большинство из них не рассмотрено.

«Такое количество дел в суде — не случайно, это реакция на произвол», — говорит юрист из «Призыва к совести».

Однако внимание юристов даже в случае явных нарушений действительно помогает не всегда. По новым правилам, с 2023 года приостановить призыв человека обжалованием решения районной призывной комиссии в региональную нельзя. Приостановка наступает только при обжаловании в суде решения комиссии региона. За это время он может оказаться уже в воинской части.

Алена Савельева рассказывает об айтишнике, у которого в весенний призыв была отсрочка, но он поменял одного аккредитованного в Минобороны работодателя на другого — при этом новый работодатель уже не мог включить его в списки на отсрочку, их можно подавать только за 50 дней до призыва. Суд первой инстанции подтвердил, что летом его призвали незаконно и отсрочка продолжает действовать. Но на отмену решения о призыве в двух инстанциях уже ушло полгода, и процесс еще не завершен — за это время призывник уже отслужил в армии половину положенного срока, то есть защитить его от незаконного призыва практически невозможно, отмечает Савельева. «Поправки о запрете быстрой приостановки призыва — это дискредитация судебной защиты», — считает она.

Родственники одного из призывников, которого в прошлую осеннюю кампанию забрали на сборный пункт «одним днем», рассказали Би-би-си, что так и не смогли «его вытащить». Больше всего семья опасалась, что молодого человека (Би-би-си не называет его имя по соображениям безопасности) могут отправить в Украину. Пока этого не произошло.

«Но я не знаю, что будет завтра, — говорит родственница мужчины. — Он почти не звонит. Меня пугает, что там в части муштра. Их заставляют смотреть „Россию-1“, прививают „патриотизм“. У меня ощущение, что он вернется другим человеком. И не факт, что в лучшую сторону».

Призывы военного времени

Нынешняя кампания — не первая, когда власти ведут настоящую охоту на потенциальных призывников. В такой же атмосфере проходил и осенний призыв в прошлом году. С самого его начала СМИ писали о массовых облавах на молодых людей. Призывников силой забирали из общежитий, хостелов, кофеен и со станций метро. Соседи Радомира по общежитию тоже рассказали ему, что и в прошлом году сотрудники полиции приходили туда в поисках мужчин для призыва на службу.

Еще тогда Би-би-си рассказывала, что практика таких облав не нова. Их пик пришелся на 2008–2012 годы, но потом их число сошло на нет. А в 2021 году, в преддверии вторжения России в Украину, вновь начало расти.

В прошлом году юристы «Призыва к совести» говорили Би-би-си, что «такого масштаба облав и призыва с нарушением всех возможных процедур» не видели ни разу за последние 10 лет. Осенний призыв 2022 года был жестким даже по сравнению с тем, который проходил весной-летом 2022 года — первым после вторжения России в Украину.

Тревожным сигналом для правозащитников тогда стало в том числе привлечение полицейских к облавам на призывников. Это важно, потому что в распоряжении полиции есть арсенал средств для оперативно-розыскной деятельности (ОРД), которые обычно нужны для ловли преступников. Это и биллинг телефонов, и прослушка, и возможность подключаться к камерам наблюдения.

Методы уголовного преследования уже с прошлого года действительно использовали для ловли призывников. Кроме того, полицейские охраняли военкоматы, куда доставляли призывников, — чтобы те не сбежали.

Одним из самых нашумевших примеров участия полицейских в охоте за молодыми россиянами стал случай, который произошел с 21-летним жителем Москвы, попавшим под призыв из-за объявления на «Авито». Мужчина опубликовал объявление о продаже куртки, но его покупателями оказались силовики, которые доставили его в военкомат.

Подобное произошло и с 20-летним пользователем сервиса «Юла» из Москвы. Он опубликовал объявление с рекламой услуг по ремонту техники. Когда мужчина отправился на встречу с клиенткой, его встретили сотрудники полиции. После этого москвича по схеме «призыва одним днем» отвезли в участок, а затем в военкомат и на сборный пункт.

Срочники гибнут на границе с Украиной

Повышенное внимание к призыву связано в первую очередь с опасениями семей призывников, которые опасаются, что их близких могут отправить на войну с Украиной.

Президент России Владимир Путин с самого начала вторжения заверял, что в боевых действиях будут участвовать только профессиональные кадровые военные, а срочников привлекать к ним не будут. На деле это оказалось не так — с первых дней вторжения СМИ писали о том, что срочники все-таки попадают на войну, погибают там и попадают в плен.

В итоге Путин в начале марта признал проблемы с привлечением срочников и поручил прокуратуре провести проверки и наказать виновных. Официально о результатах таких проверок не сообщалось.

Но гибнуть на войне срочники не перестали. Например, из них частично состоял экипаж флагмана Черноморского флота крейсера «Москва», затонувшего в апреле 2022 года после атаки Вооруженных сил Украины. По официальным данным, 27 моряков пропали — в их числе были и срочники.

После этого власти и военное руководство еще несколько раз дали обещание, что отправлять на войну срочников не будут. Хотя, с формальной точки зрения, закон допускает привлечение призывников к боевым действиям всего через четыре месяца после начала службы, после подготовки по военно-учетной специальности. То есть заверения властей — это лишь устная гарантия, которая в реальности юридической силы не имеет.

Прошлой зимой правозащитники рассказывали Би-би-си, что с весны 2022 года случаев непосредственной отправки срочников непосредственно в зону боевых действий почти не было. Вместо этого призывников стали дислоцировать на юге России — на регулярно обстреливаемой границе с Украиной. Срочников отправляют туда в том числе из регионов, которые за тысячи километров от горячих точек.

СМИ постоянно пишут о гибели таких призывников. Например, в августе этого года портал V1.ru рассказывал о том, как 21-летний житель Волгоградской области погиб под Белгородом, на границе с Украиной. Его мать рассказывала журналистам, что молодой человек, по словам сослуживцев, умер в результате «прилета», когда пошел в туалет. По словам женщины, еще до смерти ее сын пытался добиться, чтобы ему, как пограничнику, дали статус ветерана боевых действий. Этого в итоге так и не произошло. Минобороны, в свою очередь, так и не объяснило, как срочник оказался на линии соприкосновения.

Аналогичный случай — в той же Белгородской области — произошел в сентябре этого года. Тогда при невыясненных обстоятельствах там погиб 22-летний срочник из Удмуртии. В части гибель объяснили «несчастным случаем», но затем один из сослуживцев признался матери призывника, что на самом деле взвод попал под обстрел.

В октябре на границе Брянской области и Украины погиб 20-летний срочник из Челябинской области. Он не успел прослужить даже четырех месяцев. В военкомате сообщили, что мужчина был убит «при выполнении задач в ходе охраны и обороны государственной границы Российской Федерации».

Родственники таких призывников иногда сталкиваются с преследованием со стороны властей. Например, в летом этого года полиция Башкортостана завела административное дело по статье о дискредитации армии (ст. 20.3.3 КоАП) на местную жительницу Аллу Фатхелисламову. Осенью 2022 года 19-летнего сына женщины призвали служить в Тюменскую область. В итоге он оказался на границе с Украиной в Белгородской области, где погиб в результате обстрела. Дело на женщину завели после интервью изданию «Новая газета Европа» (признано в России нежелательной организацией). После того, как о произошедшем начали писать в СМИ, дело было закрыто.

Источник: www.bbc.com

Комментарии закрыты.

На данном сайте используются файлы cookie, чтобы персонализировать контент. Продолжая использовать этот сайт, Вы соглашаетесь на использование наших файлов cookie Принять Подробнее