Будем знакомы — психолог Ирина Братолюбова

695

Будем знакомы — психолог Ирина Братолюбова

Сегодня в рубрике «Будем знакомы» психолог из Германии Ирина Братолюбова. Ее клиенты – люди, столкнувшиеся с теми или иными жизненными проблемами. 

К каждому из них у нее находится индивидуальный подход. Сегодня она делится с нами тем, как она пришла в профессию, как она помогает людям преодолевать трудности.

Ирина, как Вы пришли в психологию, к тому, чем вы сейчас занимаетесь?

Это был длительный процесс в моей жизни, он начался еще в то время, когда я ходила в начальную школу. Мне довелось вырасти в нормальной среде, у меня были очень хорошие порядочные родители. Возможно поэтому я была «белой вороной» среди своих сверстников, особенно в юности, и не могла найти себе близких по мировоззрению людей.

Мне не хватало какой-то «глубины» в общении со сверстниками. Тем не менее, я пробовала быть как все и у меня получалось заводить друзей. Но просто поддерживать отношения мне казалось скучным и неинтересным процессом, это не доставляло мне удовольствия. Став старше, я решила для себя, что хочу построить карьеру и добиться желаемого социального статуса. Ведь все вокруг желали этого и стремились реализовать себя в профессиональной сфере.

Очень рано (в свои 24 года!), я стала арт-директором одной фирмы в Москве. Я много трудилась и достигла желанной должности, но, получив ее, я стала себя чувствовать еще хуже. Достигнув этого, я представила, к чему может привести мой статус – ради него надо было трудиться еще больше и практически всю свою энергию отдавать в работу, чтобы не упасть с вершины. И чем больше я строила карьеру и забиралась на вершину, тем больше жизненной силы мне приходилось отдавать за эти мои достижения. Я же чувствовала, что есть другие сферы в жизни, которые я хотела бы познавать и изучать. Работа давала мне постоянное ощущение себя как «белка в колесе»! В итоге, я снова оказалась перед выбором. И вот я поняла, что живу не своей жизнью, а сторонними стереотипами.

Я ушла, и стала «свободным художником». С одной стороны, мне хотелось творить, а с другой стороны – я чувствовала, что творить надо для кого-то. Мне было важно, чтобы то, что я делаю было кому-то нужно. Хотя раньше, во время работы арт-директором, мне казалось, что, если творю, это получается делать по чьей-то указке, в ограничениях. Свобода виделась мнимой, что в первом, что во втором варианте.

Я вышла замуж. У меня прекрасный муж. Когда родились дети, я опять столкнулась с ломкой стереотипов – у меня все было не так как у большинства других. Моя старшая дочь – ребенок с высоким уровнем IQ. В 3 года она уже говорила на двух языках. Она очень отличалась от других детей и то, чему учили меня родители, она просто не воспринимала.

Я стала понимать на собственном опыте, что все люди, а тем более дети – разные. Именно с рождением ребенка я впервые поняла и позволила себе быть не такой как все. С тех пор выражение «все люди разные» является для меня не просто словами, что выражается в индивидуальном подходе к каждому клиенту.

Наверное, с рождением второй дочери мне пришло понимание, что я хочу помогать людям. Я очень горжусь тем, что смогла помочь своим детям вписаться в общество и при этом сохранить свою индивидуальность.

Но я решила свою проблему, опираясь только на интуицию. И здесь оказалось, чтобы помочь другим, требуются более глубокие знания и понимание, как тонко-энергетической структуры человека, так и высшей психической функции человека, понимания как устроен мозг на физиологическом уровне, как организованы реакции психики человека и как принимаются решения в ту или иную сторону. Я решила исследовать себя и своих детей, их поведение и мировоззрение через нумерологию. Да, это чудесное направление, дающее много подсказок о психотипе человека, его реакциях на окружающую среду, но оказалось, что не в достаточной мере. После нумерологии, я стала изучать астрологию, в надежде, что там я найду все интересующие меня ответы. Астрология дополнила описание психотипа человека, детали процесса мышления и многое другое. А психология стала следующим звеном к пониманию психической организации человека, на которой держится все человеческое существо. Так я стала консультирующим психологом. Мои навыки, полученные в астрологии и нумерологии, дополняют мое понимание желаний и мотивов клиента, открывают наиболее короткий путь к достижению внутреннего баланса.

Наверное, с людьми сложно работать?

Мне дается это просто, потому что я понимаю, что нет «единого пути». Повторюсь, что все мы – люди разные, и к каждому нужен свой, особый подход. Трудности возникают тогда, когда пытаются подогнать всех под один стереотип, под социально принятое поведение. 

Есть мнение, что мужчины меньше интересуются психологией, чем женщины. Вы такую тенденцию подмечали?

Да, конечно, такая тенденция есть, но это опять желание подогнать всех под единый стереотип. В чистом виде, его не существует. Тот же Арнольд Минделл, новатор в психологии, труды которого переведены на множество языков. Или Майкл Ньютон, основоположник теории регрессии, тоже психолог. Он, просто столкнувшись с непонятным ему, позволил себе наблюдать за процессом и допустить мысль, отклоняющуюся от классического подхода к психоанализу и терапии. Другим ярким примером является Скиннер Беррес Фридерих, давший начало прикладному бихевиоризму. Все они были мужчинами, оставившими настолько яркий след в психологии. Тенденцию здесь определяет социальная роль, которую мужчина играет в обществе. Если психология не является рабочим инструментом, то мужчины редко на нее обращают внимание.

В чем вы видите свою миссию как психолога?

Обычно люди приходят ко мне с тем, что их что-то не устраивает. Причины этого разные, но если их обобщить, то оказывается, что человек не понимает, чего он хочет, а делает то, что «надо», то, что делают все. Моя миссия заключается в том, чтобы каждый человек понял, кем он на самом деле является, каков его набор для счастья, что приносит удовлетворение от жизни.

Видимо, на путь психологии вас толкают две вещи: любовь к людям и жажда творчества.

Что касается любви к людям, то я бы сказала, что это любовь к пространству, которое меня окружает. К единому целому, миру. Делать себя счастливым в этом мире – для меня это мое творчество.

Я нахожу мир очень гармоничным. Мне видны взаимосвязи: людей друг с другом и с природой. Для меня они очень важны. Люди – это часть этого мира, мы не существуем без окружающего нас пространства, как и оно без нас. 

Когда человек входит в состояние своей гармонии, то другие люди заряжаются этим, т.к. те, кто рядом, являются частью нашего пространства. Рядом с такими людьми невозможно быть грустным, подавленным, апатичным.

Какие люди чаще всего к вам обращаются? Изменились ли запросы клиентов за последние год-два с учетом мировых колебаний в политике, в экономике?

Чаще всего – это женщины после 40 лет и выше. Обращаются чаще по поводу реализации в социуме или реализации в личных партнерских отношениях, также с проблемами в отношениях с детьми.

Иногда приходят подростки, которых приводят мамы – мои клиенты или по их рекомендации. Они консультируются по вопросам, типичным для переходного возраста, взаимодействия с социумом, часто хотят понять, как им в социуме реализоваться, сохранив свою индивидуальность.

Мужчины обращаются, но редко. Это, как правило, те мужчины, которые видят, как в положительную сторону изменились их жены после обращения ко мне.

Я очень люблю работать с людьми, у которых была или есть трагедия, некая «тупиковая» ситуация в их жизни. Они готовы взглянуть шире. Тот факт, что у человека имеется нерешенный вопрос, говорит о том, что выбранное решение этого вопроса неверное. Иногда у человека вообще не находится решение. Такие люди более открыты для профессиональной помощи.

У меня клиенты, в основном, приходят по рекомендациям, своего рода «сарафанному радио». Я люблю таких клиентов, потому что они уже слышали обо мне, видели результат: на друзьях, коллегах, близких родственниках. У нас сразу складываются доверительные отношения, а результат достигается быстрее.

Два последних года пандемии сломали привычный уклад жизни, произошла ломка стереотипов. Более частыми стали обращения, связанные с депрессиями на фоне страхов о будущем, о близких, из-за поляризации социума.

Проблему легче предупредить или лучше решать, что называется, «по горячим следам»?

Лучше – «по горячим следам». Когда проблема на поверхности, мы ее видим, ощущаем, значит можем ухватиться. Моя практика показывает, что обозначенная проблема оказывается именно той зацепкой, которая позволяет докопаться до сути, влияющей не только на изначальный запрос человека, но и на другие важные ему сферы жизни.

Предупредить проблему можно у детей. У подростков дело обстоит сложнее: им приходится сталкиваться с тем, чем они не умеют управлять, в том числе гормональными изменениями в организме. И если ребенка можно заранее подготовить к изменению условий, то подросток учится, уже находясь в изменившихся условиях.

Есть ли для вас некие «гуру» в профессии психолога?

К сожалению, «гуру» я для себя не нашла. По моему мнению, в нашем мире нет «гуру», равно как и единого ответа на все вопросы. Но для меня есть специалисты, кого я уже упомянула, чьи труды дали мне базу для дальнейших исследований.

В чем заключается помощь психолога с точки зрения психолога и с точки зрения клиента?

Клиент приходит тогда, когда он дошел до понимания, что он сам не может разрешить ситуацию. В глазах клиента психолог решает проблему за него. Но психолог не решает проблемы ЗА него.

Если мы говорим про меня, то я работаю по своей уникальной методике так, что у человека открывается инстинктивное понимание решения любой его сложной ситуации или проблемы. Все мои клиенты – это совершенно разные люди и к каждому у меня индивидуальный подход. Каждый проходит определенный путь из точки «А», где человек находится в момент обращения ко мне, в точку «Б», куда человек стремится, даже неосознанно. И моя задача заключается в том, чтобы этот путь был пройден человеком максимально осмысленно и безболезненно. Этот навык будет человеком закреплен и в дальнейшем будет использован им без сторонней помощи.

Можете ли сказать, как меняется жизнь человека после одного сеанса с психологом и комплексной терапии? Можете ли рассказать, как происходит это в динамике?

После одного сеанса у человека может измениться восприятие какой-то конкретной маленькой ситуации. Она просто перестанет существовать как проблема, исчезнет. После комплексной терапии за несколько сессий человек будет в происходящем вокруг видеть возможности. Т.е. проблема не просто исчезнет, а из любого препятствия человек сможет взять для себя выгоду и, опираясь на нее, достичь еще большего, получая при этом удовлетворение от процесса.

Почему людям так сложно видеть плюсы, и почему мы замечаем, как правило, лишь негатив?

Обычно человек, перекладывая негатив на что-то внешнее, не смотрит на то, что болит внутри, так устроена наша психика. Но такой способ не решает проблему. Люди не приучены обращать внимание на себя, всю нашу жизнь нас учат смотреть и равняться на других. Однако сейчас другое время! Сейчас время смотреть и равняться на себя!

Возможно ли человеку быть внутренне счастливым, когда в мире происходит столько горя, идут войны, люди сталкиваются с проблемами, бедами?

Хороший вопрос. Мы обращаем внимание на войны, обращаем внимание наружу, но не на себя. Каждый должен сам себе ответить на вопрос: «Как я могу повлиять на это событие?». 

Если каждый придет к балансу с окружающей средой, то вокруг него не будет войны. Это высказывание применимо даже если мы говорим про «горячую точку». Общий фон будет лучше. Но найдутся всегда те люди, которые не захотят смотреть на себя. Которым проще смотреть на кого-то, слушать кого-то обвинять кого-то… Это еще и вопрос выбора: кто хочет, и кто не хочет. И чужой выбор нужно тоже уважать, но своему изменять не стоит.

Есть уровень «мной управляют», и есть «я – хозяин своей судьбы». И с каждого уровня будет свое отношение к войне, в том числе даже если ты ее участник. Т.е. понимание, как ты тут оказался, что именно тобой движет на этой войне. И если это окажется агрессия или накопленная злоба, из-за личных неудач, то стоит задуматься, а решатся ли эти твои неудачи в случае победы?

Когда человек задается этими вопросами он возвращает фокус внимания на себя, перестает «плясать под чужую дудку».

Как испытывать сочувствие, эмпатию, но, при этом, не перетаскивать на себя негатив?

Задать себе вопрос: «Что я, конкретно, сейчас могу для этого человека, для нуждающихся, для мира сделать?»  Хочу ли я для них это сделать! И если «да», то сделать прямо сейчас.

Безграмотность порождает многие проблемы. Мы не разбираемся в процессе, а просто следуем по чьей-то указке, так принято, так сказали, так надо…. Просто задайте себе вопрос «а кому надо?». И если это нужно лично Вам, если Вы можете объяснить для чего, как это повлияет на Вашу жизнь, то действуйте!

Что касается войны, то надо спросить себя, есть ли во мне что-то, что послужило агрессией? Агрессия копится, и когда она достигает критической массы, происходят в мире различные войны, революции, социальные потрясения и колебания, т.к. люди выбрасывают наружу то, что накопилось таким вот не экологичным способом. Но психике это намного легче именно так выплеснуть накопленное наружу, вымещая злобу на внешний объект. А после чувствовать себя опустошенными и опять почему-то недовольными. Но это делать можно и по-другому.

Как выбрать своего психолога? Кто такой – «хороший психолог»?

После работы с хорошим психологом человек способен справляться самостоятельно со сложными ситуациями на жизненном пути. Хороший психолог тот, к кому не ходят с однотипными проблемами. После работы с психологом для человека понятие такой проблемы более не существует. При этом важно, что человек не подстраивается под какие-то стандарты, а учится проявлять себя настоящего и делать выбор в сторону себя. И мне всегда приятно, что меня клиенты рекомендует как «хорошего психолога».

Беседовал Артем Комаров

Комментарии закрыты.

На данном сайте используются файлы cookie, чтобы персонализировать контент. Продолжая использовать этот сайт, Вы соглашаетесь на использование наших файлов cookie Принять Подробнее